Home Page Image
 

...Першае, што скажу я табе, гэта чытай, у кніжках і ў разумных людзей пытайся, як жылі даўней нашы тутэйшыя людзі...

Максім Гарэцкі
 

 


ТРАЯНСКАЯ ГІСТОРЫЯ

Адным з першых твораў гістарычнай тэматыкі, якія з XII ст., эпохі зарад-жэння заходнееўрапейскага рамана, з'явіліся ў сярэднявечных літаратурах і спа-радзілі шэраг буйных наследаванняў, была «Траянская гісторыя» — сярэднявечная версія гамераўска-вергіліеўскіх матываў. Крыніцаю ўсіх шматмоўных варыяцый «Траянскай гісторыі» былі два псеўдагістарычныя творы, пра апакрыфічнасць якіх на працягу многіх стагоддзяў ніхто не здагадваўся. Склаліся яны на мяжы IV— V стст. на лацінскай мове і, магчыма, былі перакладамі або апрацоўкамі загінуўшых фэчаскіх арыгіналаў — «ГЗе ехсісііо Тгоіае» («Падзенне Троі») фрыгійца Дарэса і «ЕрНстегіх Ьеііі Тго)апі» («Запіскі пра Траянскую вайну») крыцяніна Дыктыса. Дзякуючы таму, што ўспрымаліся як сведчанні сапраўдных удзельнікаў Тра­янскай вайны, гэтыя творы карысталіся велізарнай папулярнасцю і ўважаліся за адзіныя аўтэнтычныя рэляцыі пра сапраўдную хаду падзей пад сценамі Троі. Абодва творы былі добра вядомы і ў Рэчы Паспалітай як у Сярэднявеччы, так і ў пазнейшыя часы. Аднак літаратурнае значэнне траянскі раман набывае толькі са з'яўленнем «Рамана пра Трою» Бснуа дэ Сент-Мора (XII ст.), які надаў паве-дамленням Дарэса і Дыктыса мастацкую завершанасць, адпаведную эстэтычным перакананням тагачаснай эпохі, і ператварыў гамераўскіх герояў у галантных сярэднявечных рыцараў. На падставе твора Б. дэ Сент-Мора іншы сярэднявечны паэт, заснавальнік сіцылійскай паэзіі Гвіда дэ Калумна стварыў найбольш пашыраную з трох версій траянскіх падзей — «Траянскую гісторыю», якую распачаў у 60-я гг. XIII ст., а завяршыў у 1287 г. «Траянская гісторыя» напісана па-лацінску вершам і складаец-ца з 35 кніг. Апрацоўка Калумны спарадзіла цэлую хвалю наследаванняў. У сла­вянах літаратурах найстарэйшымі перакладамі-апрацоўкамі твора Г. дэ Калумны былі польскія рукапісы XV ст., адзін з якіх ляжыць у аснове незакончанага старабеларускага перакладу-апрацоўкі (другая палова XVI ст.). Рукапіс захоўваецца ў хранографе XVI—XVII стст. у Нацыянальнай бібліятэцы Украіны (рукапіс ДА/П-157, арк. 1 — 129.). Урыўкі з аповесці пададзены па выданні: Білецькчй О. Хрестоматія давньоі украі'нськоі літературй. Кйі'в. 1952. С. 549—555.

Рэдпадрыхтоўка А. Ул. Бразгунова.

СКАЗАНИЕ О ВОЙНЕ ТРОЯНСКОЙ

[Першы бой пад Трояй]

Напервей заправду уставили сто кораблев пойти по морю, поднешши парусы и хоругви валечне, у местех добытых побраных а о многих людех збройных осажено. Потомь заправду уста­вили) другую сто кораблев, а потом иншии вшистки един за другим уставили. А так плынуць к Тройи; през кроткий час бе­рега троянский и люд(ь) со всих сторон стоячих обозрели, а так склонивши ветреники, ку берегом места Тройиского приплыну-ли, спешаться выйти на землю. А трояне, видячи корабли юж к их берегом в такой великости приплынули, на тых мест ку зброи побегли а на збройныи кони всседали, а не ждучи гетмана их а любо1 кролева отпущенья, неврядным еханьеми ехали. А грекове, видячи такую обфитость рыцерьства убраного ку оброненью брега приходячи, зь их великости сут(ь) ся дивили, але ся бол(ь)ши дивили, видячи оных так ростропне а вмеючих во зброи ку об-роне. А ни один не был межи ими так смелый, так мужный и так моцный, кторый бы, на позренье троянов великости, сердца лекъненого и дрыжачего не мел. Але грекове иншым обычаёмь не могли мети приступу в землю их, одно тол(ь)ко през бите го­лых мечов а през собране окрутное валки. Вси зброю почали брати, вел(ь)ми ся в смелости потвердивши, а для того Протос-леус, крол(ь) Филярдуром1, который первый был в ишхут ко­раблев, приходячих с первым стом кораблев, у великом мужстве презпечне на землю выйти усиловал. Але веле их с кораблев оных з веяня ветра а с поднесеня парусов на землю приплынули, с которых же веле ся поломало, а для того с них которыиж были в кораблех, много их море пожерло, а который живы з них на землю прийти могли, от троянов у великой окрутности битя погинули. А от частого битя разов™ берег загустился, а с частого уставичного выпущаня стрел вода близко берега для крови поби­тых черленеласяу. С которых смерти явно И дано есть знати, яко был окрутный выступ греком на землю. Никгды не слыхано а ни есть чтено, иж бы который гуф так великим нещастьем, так ве­ликим упадом в землю непрыятелей своих уступил. Але, по пре-реченых сто кораблев первых, другое сто кораблев, наследуючи первых, к томуж то местцу приплынули, але не так борздо на землю выступили, яко первый, але, зложивши свои парусы, по­добие з великою опатреностью на землю выступити усиловали. А кгды вже на землю выступити хотели, которым же троянове руку збройну наставили а мужне им уступу боронили на землю, грекове, заправду у пререченых кораблех будучи, справили вели­кую великость самострелов доспетых, а в частом выпущани стрел троянов от берега отбили; с которогож то стреляня частого много есть их побито. Кгдыж заправды мало ся уступили троянове для боязни стре­ляня, грекове, вышедши с кораблев, на землю пришли а тым, который были в первых кораблех, если который зостали, мужне им успоможене дали. А так твердая и окрутная валка межи ими стала. Он крол(ь) Протеслеус, который вже был на землю высту­пил, дивы великий непротивку своим непрыятелем ис своее парсуны ростропностью уделал: невымовне с троянов своим ме­чом побил а велико и дивно успоможене тогды своим греком вделал. Абы тогды он сам не был, вси грекове, который к земли приплынули и выступили, были бы без утпеня шкаредною смер­тью побиты. Але што помогла Протослеусова мужная оборона, кгдыж тол(ь)ко седм тысяч греков валку держали напротивку сто тысячов троянов? Валку заправду есть держали тверду а окрутну, але видячи грекове, иж бы им то не было успоможенье, до ко­раблев утекали. Кгдыж им не был презпечный приступ уступить в корабли а полецить ся морю и его глубокости. Видячи, иж то им не есть ужиточно, волят живота своего на земли доконати, нижли у темной глубокости моря стонути, валку заправду отно-вили в такой мужности, яко могли. Много их от меча погинуло, а иныи волны морьскии потопило, кторыи в ней побиты падали. Трояны своею великостью напротивку им окрутне ся противля-ють. Грекове в том то утисненью себе бронять, а у великом упа­де парсун, алиж до берегу успаки ити припужоны. Кторы вси горкою смертью на тых мест бы были погинули, бы не Архиляус а Протонор2 на тых мест в землю ис своими корабли приплы-нул, кторы(и) у великой моци валечной, хотячи и не хотячи, на­противку своим неприетелем с кораблев выступили а у великой моци воюючих допомогают своим, а своим неприетелем забега­ют и великим кгвалтом и смелостью себе боронили. Отновивши и уставивши валку, у своем мужстве окрутней а твердей к валце приступили а у великом упаде парсун без утпенья валчили. Тогды Нешкор3, кторый с своими корабли к земли приплы-нул, а жадаючим умыслом здравиш на землю выступили ку вспо-моженью своим, на валку без утпенья есть ся выдали. Окрутне валку есть множили; ломалися древа]У, свищють розмоите стрелы, лятаючи по поветрею, дрыжать мечи, падають забитый, а повет­рие для великого гуку упадаючих; упад сромоцен есть, кгдыж за­правду Архиляус и Протонор, мужеве ростропныи, много с троянов побили. Тогды крол(ь) Асталюс и крол(ь) Аликгус ис своими ко­рабли к берегу приплынули а с своими мужи валечыми на землю выступили и на валку мужне пошли; а на трояны наскочили так твердо а так окрутне, иж их припудили успак пойти. Але троя­нов без личбы великость, кторыж еще на валцы не были, на гре­ки окрутне наскочили валикым пломянем, а гневным сердцем греков успак припудили пойти. Каторыи, южь далей спротивитис(ь) не могучи, идут успак, олиж до самого конца брега при­шли. Тогды крол(ь) Уликсес ис своими корабли до брега пристал, кторый рыхлым беженьем у великой объфитости валечных с кораблев выступив, на валку пришедл. А так та валка окрутна ест была. Грекове есть ся покрепили, а у своих моцех с приития Уликсова, а учинивши навал(ь)ность на трояны, мужне их били. Уликсес заправды, яко лев, руючии в посредку шпицуш в своих зброях, а древом, которое в руках своих носил, многих с троянов побил, инших ранил, а инших с коней збодал.
Которого коли узрел Филименис, корол(ь) Покгафониеи, в такой ростропности валчюцего, а таким упадом шкодит трояны, на кони наскочил на Уликса а его с коня збол так, иж Уликсес потребу мел ноги мети ку воеваню. Але Филименис древом, ко­торое носил, тяжким наеханем ударил Уликса так тяжко а так твердо, иж пробил его тарчь олиж долщю части панцеря. Уликсес заправды, оного то удареня не могучи стерпети, на земли пал наполы умерлый, але въжды не вел(ь)ми ся злякнул з заданое ему раны, борздо повстал а, вырвавши з ножен влочнюу, напро­тивку Филименови великими моцьми барковщ своих зверху тар-чи против горла Филимена окрутне ранил, иж зломавши его зброю и панцыр розодравши, з кгвалтовности Уликсовое остра и секуча влочня его горло и жилы подсекла. А так Филименис, будучи окрутне зранен, спал с коня наполы умерълый. Которого троянове, мнимаючи иж бы умер, великою моцъю валечною от рук грецких его взяли а на тарчь, або на щит, его възложивъши, якобы нерозумного и младого, до Тройи его послали. И мни­маючи Филимена мертвого, троянове вел(ь)ми ся зосмутили: абы то не было, иж бы был Филименис не зранён, вес(ь) гуф грецкий, который был на землю выступил и воевал, был бы конечне перевитежен и живота доконал. Але там то крол(ь) Тоас из сво-ми корабли, Акгаменон-корол(ь), всего гуфу грецкого приказател(ь), уси с своими корабли, Менеляуш из своими, шляхотный Тялямониус Аякс ис своими корабли к берегу приплынули а на тых мест на землю выступили и кони свои, кторыи мели в ко-раблех, вывели а на них всели. А у великой моци валенной на валку выехали, напротивку заправду трояном навал(ь)ность делаючи, ламлют древа, а в том то ломани великую великость троянов с коней збодли, иных мертвых, а иных окрутне зраненых, а так отновивши валку, веле есть их с троянов побито. Тогды Протослеус, корол(ь) Филярдуром, великою роботою утом-ляный, который великое роботы у зброи поднял бо оного дня, мало нешто от валки от(ъ)ехав, а для ододхненя на берег от(ъ)ехал, там где валка была первей почата. Там убачил, иж бы его вси на валце побиты, для которых же смерти много потаемне слез выливал, а оттул(ь)х вел(ь)ми ся есть порушил у гнев. А смелост(ь) за ся взявши, на коня своего моцне всел, великую жажою жа-даючи помстити своих смерти, гневливе мечом голым много с троян побив, многих с коней збил, а инших много зранил. Тогды Персее, корол(ь) Ефиопии, з великим товариством рицерства от троянского люду приехавши, гневливым умыслом на валку выехав, а с приеханя того то короля ефиопского валка тым твердей ся потвердйла.
Такую смелост(ь) взяли троянове из его приеханя, иж удела­лись) у моцех своих, якобы никгды на валце не были; греки кгвалтовне бьют, успак ити их припудили; а так грекове были бы превитяжоны, бы не он ростропный Палимидес8 ись своими корабли тогды в землю приплынул. Кторый на тых мест с своим рыцерьством кони выведши с кораблев своих, жажею валенною к успоможенью своих на конь свой всел а поехал на валку. Окрутну валку есть отновил, а з его приеханья грекове вел(ь)ми ся в моцах потвердили. А тен то Полямидес, ку выкоренью троянов гневливе идучи, на Сикгаменон(а), брата короля Менонова а сестренца короля Персесова, кторый тогды ростропне во зброи сво­ей дивы великий чинил, на того то порвался у великой моци валечной, своим древом его наполыу пробол, аж с коня спал умарши. А опустивши его, межи шпици иншии троянский поехал; бие невымовне, розрываеть, а много з люду трояньского побил, кторыи его, яко смерти, всюды ся боят, ку его итью дорогу ему чинили.
Волане заправды было велико з упаду побитых, бо троянове, стерпети не могучи навал(ь)ности Полямидовой, через поле немало успак ити припужоны, и уже троянове заправды мыслили-утекати. Тогды он освецоный над княжаты Гектор моцный, на голос волаючих попужон, з места Тройи в товаришстве многом выехал, у великом гневе запаленя у валку уехал; а во зброи лщючойи, а влочню секучу а тарчь позлотистый носил, на котором же было выписаны три л(ь)вы; на греки моцне наскочил а, розовавши шпици со всих сторон, по середине невымовною моцью валечною против королю Протослеусови приехал, который мечем своим троянов не переставал бити. На него наскочил з мечем своим голым, поднесши руку свою в моцности рамени своего моци, короля Протосляуса так ударил, от верху его головы наполы его розстял през зброю. Умарл есть шляхотный а ростропный муж Протослеус, а Гектор, его опустивши, на иншии наскочил, которых коли мечем своим вдарил, певна реч есть, иж кождый умер; а не много по гуфех ездил, а так много их побил, иж иншии, боязнью престрашени, якобы смерти и упаду его ся варовали. А кгдыж пытал один другого, хто бы то был, которого у великой болести упаду узнали быт(ь) Гектора, над всих моцнейшого. От обличности его грекове втекали, его разов стерпет(ь) не могучи. А так, кгдыж был на валце, грекове вже у своих моцах не доставали; але он для великого зробеня выехал з валки на поле, а грекове моци свои отновили; а того ся пригодилоу оного дня ос(ь)м або десет(ь) разов уделал. Солнце заправды ся вже было к вечеру склонило, кгдыж Гек­тор некоторым обычаем и утомленем зброи был ся уробил, у место въехал, иншии опустил, который окрутне валчили там то троянове напротивку греком, кгды мужне приставали грекове, вже якобы превитяжоны. Але он моцный Ахилес с своими корабли з Мирмидоны к земли приплынули, который, выступивши на землю, со всими своими на валку виехал, окрутне наскочил на трояны; а грекове в моцах ся своих отновили с приеханя Ахилева, в которого товаришстве приехало бол(ь)ши ниж семдесят тисяч валечных. Валка велика ся есть стала и ломане велико было и бите, ис сее стороны и з другое много умерлых полегло, але бол(ь)ши с троянов, бо он моцный Ахилес мечем своим их преследует, который з них невымовне побил и поранил у великой крови розлитя. Вже вси корабли были к берегу приплыли, а вси, которы(и) в них были валечныи, вже на землю выступили и на валку выехали (...).
Которых троянове для великости моци стерпети не могучи и Ахиля их окрутне бьючи, тыл очали подавати. Там то велико во­лане, голосов жалобливых выпускане было для впаду умираючих и для болести побитых. Тен то Ахилес кровю побитых со всих сторон укровавлен, много умерлых за собою оставляет, а с тых, што втекали, их бьючи, к ним придавает. Вже троянове, утекаючи, к улицам места своего были прибегли, у великом гуфе в него войти всилуют. Там то сталося велико побите; там троянове от тых, што их гонили, огарненыи сут(ь)х. Кторыи в место войти не могли, окрутною смертью погинули; а отцы, видячи сыны свои посечены, живот свой в тяжкости ведли и кончали. Велико а дивно бите сталося есть в том то входе; а еще было и бол(ь)ши, бы не тот моцный Троилюс и Парис и Дефебус з великостю рыцерев тыма, што хотели в место увоити, были не забеглип, с которых забежаня валка есть престала. А кгдыж пришла тем­ность ночи, битва есть унята. Троянове заправды броныт места своего твердыми а моцными твержами утвердили, а Ахилес з греки з великою хвалою воротился ку берегу. Тогды Акгаменон-корол(ь) местце подобное выбрал и казал там седенеу вделати, або стань а всим подлуг местець казал им опочивати. А розделивши всим бол(ь)шим тыи то станы, под-нешши шатры, вси сели и опочивали, яко налепей вмели. А который шатров не мели, станы собе новый вделали, конем своим яко лепей могли стайни поробили, а вынесши свои вси потребы с кораблей, тыи то корабли моцными6 и дужими линами утвердивши а презпечне поставивши, упустивши многий котвициш, у море осадивши и уставивши.
Оное то ночи корол(ь) Акгаменон у многих огнех и в походнях, которыиж оную то ноч освечали, иж такая светлост(ь) была межи гуфы, якобы светлость дня на местцех близких и далеких светила. Троянове оное то ночи ни жадного нагабаня им не давали, который, замкнувши место свое, ни жадный оное ночи от них не выходил. По обляженю учиненом, а яко лепей мог, оное ночи он опатреный Акгаменон, который никак презпечне опочинут не мог, вредил сторожи со всих сторон у многих трубах и у великой великости збройного люду, который вшистек гуф от всих противностей и нагабаня бронили бы, а иншии в их чути презпечне бы ся положили. Уставивши оное ночи подлуг вряду некоторый заправды, которыиж ся были уробили на везеню мор­ском, а некоторый, што ся были вробили великою роботою ва-лечною, без зложеня зброи своее с себе уклалися спати олиж до завтрея усходу солнца. А то была первая валка межи трояны и греки, кгды грекове на землю выступили (...).

[Другі дзень бітвы пад Трояй]  

раздрукаваць


 

Национальная Экономика Беларуси.

 

 

Гісторыя Беларусі поўнасьцю

 

 

 

 
2013-2015 © Усе правы абароненыя